Статьи > Рассказы
Buddy Fulton / 2006.08.09

Стэнли

- Теперь повеселимся, старичок!
медведь Руперт

1

Я спустился вниз по металлической лестнице и оказался в безлюдном переулке. Это даже нельзя было назвать переулком, и уж тем более это не тянуло на улицу. Просто некое пространство между двумя домами, заваленное мусором: пластиковые и бумажные пакеты, бутылки из-под пива. Все это находилось в какой-то странной гармонии с этим местом. Асфальт под ногами был мокрый, на него без перерыва капал конденсат из кондиционеров с обоих зданий, из вентиляционных труб вырывался пар.
Я ступал по лужам, цепляя ботинками мусор. Пахло отвратительно: остатками ресторанной еды, обильно сервированной луком и застарелой мочой.
Я посмотрел на обратную сторону салфетки на которой синей пастой от руки был нацарапан некий план. Лабиринт переулков, лазеек и крохотных улочек. Богом забытые места большого города. Если верить схеме, – я почти пришел, осталось пройти еще немного вперед. Дверь должна быть по правую сторону. «Если повезет, ты ее найдешь, - сказал мне человек, нарисовавший схему. - Вряд ли тебе будут рады, - сказал он, - но время от времени всем нам нужны деньги. Понимаешь? Скажешь, что я тебя послал. Именно так все и происходит».
Я прошел вперед, миновав очередную кучу мусора. Целлофановые пакеты, набитые всякой дрянью – от картофельных очистков, до использованных одноразовых шприцов. Похоже мусор просто выбрасывали из окон, другого объяснения быть не могло. И это, естественно, никого не волновало. Главное правило большого города гласило: плевать на спущенное дерьмо, пока оно не выльется тебе на голову. Иначе в мегаполисе никак. Заботиться о чем-либо здесь считается дурным тоном.
Я преодолел всю эту свалку, старательно выискивая хоть какое-то подобие двери. Наконец, я ее нашел. Металлическая дверь, обитая заржавевшей жестью с клепками. Имелся глазок, но он скорее всего не приносил пользы, ибо был заляпан жиром, как и дверная ручка, прикасаться к которой не было ни малейшего желания. У двери находилась кнопка звонка. Я позвонил. Через секунду затрещал динамик, встроенный над дверью, и мне ответили:
- Кого надо?
- Я к Стэнли.
- Здесь нет таких, проваливай.
- Я от Хуана. Он сказал мне прийти сюда, сказал, что Стэнли может помочь.
Ответа не последовало.
- У меня есть деньги, я хорошо заплачу.
- Ты коп? – Голос был пропитан подозрительностью, не смотря на то, что я назвал имя осведомителя. Кто бы ни был этот Стэнли – действовал он очень осторожно.
- Я не коп. Хуан сказал, что Стэнли работает только с теми, кого присылают его бывшие клиенты.
Динамик над дверью вновь замолчал. С серого неба накрапывал мелкий дождь. Сливаясь с кондиционерной водой, он капал мне на голову, стекал по лицу. На подбородке висели мутные капельки воды.
- Я не коп, - повторил я, глядя на динамик. И это было правдой. Я вообще был никем.
- Вижу, - ответил голос. - Стой где стоишь.
Я опешил. За мной наблюдали. Я оглядел дверь, но ничего не заметил. Возможно камера была встроена в засаленный глазок двери или в патрон разбитой лампы, что висела над входом. Если и так, то сделано это было профессионально.
За дверью послышался лязг металла, потом мерное гудение, включился какой-то двигатель, и через минуту дверной замок щелкнул, дверь отворилась. Тусклый свет лампочки, мерцавшей в глубине помещения, выдавал очертания лифта. Дверь лифта была открыта.
- Вытри ноги, - послышался голос из динамика, - мусора здесь и так хватает.
Я отодрал кусок туалетной бумаги с подошвы правой туфли и вошел. Порыв сквозняка подхватил бумажку и взметнул куда-то ввысь вдоль стены. Дверь закрылась.
- Воспользуйся лифтом.
Я с опаской вошел в это доисторическое сооружение, представлявшее собой деревянную коробку, обтянутую железной решеткой с металлической опускной дверью. Трос от лифта тянулся высоко вверх, исчезая во мраке шахты. Шестидесятиватовая лампочка освещала лишь потолок лифта и верхнюю часть стен. Кнопок не было.
- Что дальше? – спросил я.
Двери лифта захлопнулись за моей спиной - металлические штыри запечатали ее наглухо. Это доисторическое сооружение было не таким уж доисторическим. Тщательно скрытые механизмы делали этот лифт полностью автоматическим.
- Тут нет кнопок? – сказал я. – Как он работает?
- Не твое дело. Стой, не дергайся.
Внезапно стены лифта зашипели и стали раздвигаться, как какой-нибудь автоматический бар. Появились сенсорные панели с моим черно-белым изображением. Из потолка выдвинулись шесть мощных ламп, обдав меня ярчайшим светом.
- Что за черт?
- Меры предосторожности. Я просканирую тебя на предмет оружия, жучков, камер и прочего шпионского дерьма.
- У меня нет…
- Видишь в полу щель? – перебил голос. – Это люк. Одним нажатием кнопки я отправлю тебя на дно шахты, если ты мне соврал. Бог его знает какой она глубины, но думаю это и неважно. Обратной дороги оттуда нет.
- Господи! – пробормотал я.
В стене позади меня прорезалось какое-то устройство, напоминающее плойку для закручивания бигудей, и начало движение вверх. Ни света, ни звука, ни красных лазерных лучей, ничего. Безмолвный сканер. Вне всякого сомнения, ручной сборки. Этот Стэнли, кем бы он ни был, был опасным человеком, подумал я. Дойдя мне до пояса, металлическая штуковина остановилась. Где-то наверху раздался тревожный сигнал.
- Выворачивай карманы, - потребовал голос.
- Это ключи, - сказал я.
- Выворачивай или отправишься вниз к крысам.
Я запустил руку в карман и достал небольшой ключ с пластиковым брелком.
- Что это?
Вопрос довольно глупый, подумал я, но взглянув на свое изображение на сенсорной панели, понял, что ключ не так просто разглядеть.
- Ключ от комнаты в мотеле.
- Что еще есть? Доставай.
Я пошарил по карманам, но не нашел ничего металлического. Носовой платок, бумажник, плоский коробок спичек с эмблемой ирландского бара.
- Это все.
Сканер продолжил движение вверх. Дойдя до потолка, он скрылся внутри стены. Послышалось шипение, и остальные приборы тоже последовали его примеру. Яркий свет утонул в крыше лифта, а вместо него вновь показалась тусклая лампочка. Наверху в шахте что-то щелкнуло и лифт пришел в движение.

2

Наверху меня ждал хозяин этого места. Дверь лифта скользнула вверх, и я увидел молодого человека в инвалидном кресле. Все его конечности были на месте, но было видно, что парень болен от рождения. Его болезненное тело напоминало ссохшийся перец. Ноги сдвинуты вместе, чувствовалось, что в них нет жизни. На лице - странная улыбка человека, который знает все.
- Значит, тебя послал Хуан? – спросил парень.
- Да, Хуан. Он работает мойщиком посуды в забегаловке «Малая Гавана».
- И что он сказал?
- Сказал, что с моей проблемой нужно обратиться к одному парню, который на своих компьютерах чудеса творит. Сказал, что парень гений, и что при себе лучше иметь хорошие деньги, иначе к нему можно не соваться.
На лице инвалида заиграла довольная улыбка. Похоже, он любил похвалу не меньше, чем деньги.
- Ты был знаком с Хуаном?
- Нет.
- Какого же черта он обо мне разболтал?
- У него вид человека, который пребывает в этой стране незаконно. Это видно сразу и бросается в глаза. Он слишком напряжен. Я дал ему хорошие чаевые и сказал, что дам еще полтинник сверху, если он мне скажет, где раздобыть фальшивый паспорт. И он мне сказал. Может, потому что я не похож на копа.
Парень крутанул рукой оба колеса своего кресла и проехал пару метров, остановившись в двух шагах от меня. Теперь я разглядел его лицо. Очки с толстыми линзами – вполне логично, если предположить, что он с детства не вылезает из-за компьютера – копна черных, сальных волос, небрежно спадающих на уши. На теле - черная обтягивающая футболка с изображением глаза и надписью «мы никогда не спим».
- Ну, это мы еще проверим, - сказал он. – Справа от тебя на стене небольшой сканер. Приложи к нему свой палец.
Я приложил. Крохотный экран замерцал голубым светом, а потом раздался электронный женский голос:
«Имя – Майк Фултон. Возраст – тридцать четыре. Группа крови – третья. Приводов в полицию – два. Активы в банке спермы - ноль».
- Чтоб я сдох! – изумленно воскликнул парень. – Вы Майк Фултон - писатель? Автор «Плюшевого бестселлера»?
- Писатель – это громко сказано.…А у тебя есть причины не доверять своей технике? - спросил я.
- Нет, конечно, нет. Эта штуковина черпает сведения из таких мест, о которых бедные налогоплательщики даже не подозревают.
- Не сомневаюсь.
Он подъехал ко мне вплотную и протянул руку.
- Стенли Уосли. Ну, надо же! – Он потряс мою руку с каким-то забавным остервенением, не свойственным инвалидам. Улыбка растянулась от уха до уха, обнажив красивые белые зубы. – А зачем вам фальшивый паспорт, Майк?
- Иногда в поисках вдохновения забредаешь в такие места, где без фальшивки никак не обойтись. Например, чтобы взять машину на прокат и угробить ее в говно, или снять комнату в дорогом отеле, или…
- Купить 357-й магнум? – предположил он.
- Или купить 357-й магнум.
Этот забавный парень в кресле начинал вызывать у меня симпатию. Так происходило каждый раз, когда я встречал людей, которые были в восторге от моей писанины.
- Понимаю. Здорово, здорово, класс, слушайте! – Стенли продолжал меня разглядывать, словно я был не простым писателем, написавшим парочку сереньких романов, а настоящим предметом обожания, ковбоем с дикого запада, заблудившимся во времени, с огромным револьвером на ремне. Улыбка не сходила с его лица. – Ступайте за мной, - сказал он и, крутанув правое колесо, развернулся на сто восемьдесят градусов и поехал по коридору.

3

Помещение оказалось огромным. Такие квартиры обычно снимают творческие люди - художники, да начинающие порнорежиссеры, чтобы было где развернуться. Для чего такие площади инвалиду-затворнику я не имел понятия. Это даже не было квартирой, как таковой. Само здание не было жилым. Скорее всего, какое-то производственное здание, оборудование под нужды этого типа. А этот этаж просто одно из помещений, устроенное под жилье.
На высоком потолке угадывались продолговатые лампы, но они не горели. В помещении царил мрак. Лишь синее свечение от мониторов, да зеленая ртутная лампа над стеклянным шкафом с какими-то химикатами, освещали это потаенное место. Место, где, вне всякого сомнения, творились чудеса.
В ближнем от входа углу царил компьютерный рай: в центре стояли три небольших стола, придвинутые друг к другу, образовывая полукруг. На центральном столе размещались три 21 дюймовых монитора, небольшие колонки по краям и полочки с дисками. Чуть выше висели несколько черно-белых экранов, на которых отображались знакомые мне места: клочок переулка перед входной дверью, лифт в нескольких ракурсах, то помещение, в котором мы находились в данный момент, и еще пара мест, о которых я не имел никакого представления. На столе справа, то есть почти рядом со входом, располагались: сканер, два принтера, пара телефонов с факсом, планшет и стопка бумаг. На левом – различные бутыли и прочие примочки химика, в которых я ничего не смыслил, и смыслить не желал. Но именно на них я задержал свой взгляд.
- Это то, о чем меня чаще всего спрашивают и то, о чем я меньше всего люблю разглагольствовать, - сказал Стэнли, поймав мой взгляд. - Это, можно сказать, мой хлеб.
Затем он подъехал к стене у крайнего правого стола и нажал какую-то кнопку. Лампы на потолке неохотно зажглись, помигав с полминуты.
- Ну-с, добро пожаловать в мою обитель! Убежище обиженных и несправедливо… - Он задумался, подбирая нужное слово. - Обведенных вокруг пальца!
Я оглядел помещение. У дальней стены висел щит с баскетбольным кольцом, мяч же торчал на этом кольце, застряв между ним и щитком. Окна присутствовали, но они, естественно, были плотно занавешены. Кухня была тут же. Или правильнее назвать ее «место, где Стэнли иногда ел»? Горы книг и всевозможных брошюр, сотни пустых бутылей из темного стекла, и всякий другой мусор, который не нужен, но выкинуть жалко. Среди всего этого добра одиноко белел унитаз.
Стэнли подъехал к креслу перед мониторами и с видимым усилием перебрался в него. Было видно, как его ноги на мгновение безвольно повисли в воздухе.
- Мы сделаем вам такой паспорт, - сказал Стэнли, - что он будет выглядеть достоверней вашего нынешнего.
- Это подойдет, - ответил я.
Я подошел к баскетбольному щитку и попытался достать застрявший мяч. Но мяч был слишком высоко, я не смог до него дотянуться. Я подпрыгнул, но лишь чиркнул по нему пальцами.
- Зараза! – сказал я, глядя на мяч. За моей спиной Стэнли искренне рассмеялся. Его изумительно белые зубы блеснули, как остро наточенные бритвы – подарок одного хорошего клиента, который не желал светить наличные, зато неплохо шарил в стоматологии.
Стэнли бросил в мою сторону мимолетный взгляд и снова уткнулся в центральный монитор, на котором, вне всякого сомнения, творились чудеса.
- Если вы достанете этот противный мяч, то будет здорово! Я уже собирался просить об этом своего очередного клиента, вместо денег за свои услуги.
Я ничего не ответил. Снял с ноги туфлю – она была еще сырой после дождя – и швырнул в мяч. Обувка мягко отпружинила и с глухим стуком упала на деревянный пол. Я повторил попытку. На этот раз туфля упала на мяч и осталась там лежать.
- Слушай, Стэнли, - сказал я, - почему ты пользуешься таким допотопным инвалидным креслом, когда вокруг тебя сплошная автоматика?
Стэн хохотнул, отправил мою фотографию на печать и, перебравшись в свое «допотопное» кресло, покатил в мою сторону.
- С моим образом жизни я, скорее всего, помру от сердечной недостаточности, нежели от рака мозга, который, кстати, тоже не за горами.
Я бросил взгляд на его компьютеры и понял, что он имел в виду.
- Чтобы отсрочить этот чудесный день я должен по возможности больше двигаться. Крутить руками колеса – один из вариантов. – Стен подъехал ко мне и, увидев туфлю поверх мяча, весело рассмеялся.
- Кидай второй, - сказал он, - повысим ставки!
Я снял вторую туфлю и кинул. Мяч не пошевельнулся, зато первая туфля вернулась на землю. Шнурки сплелись и, ударившись об пол, зашелестели.
- А где ты взял мою фотографию? – спросил я.
- В глазок двери встроен объектив, - пояснил Стэнли. – Я сделал твое фото, пока ты торчал у двери. С наружной стороны двери глазок выглядит засаленным, но пусть тебя это не смущает, снимок вышел весьма удачный.
- Ясно.
- Может, попробуешь шваброй?- предложил он. – Я не достаю, но у тебя точно получится.
- Давай.
Парень покатил в сторону унитаза и через минуту вернулся со шваброй. Я ткнул ею мяч и тот упал мне прямо в руку.
- Пасуй, мать твою! – крикнул Стэнли, крутя колеса своего кресла и отъезжая назад. Он смеялся.
Я сделал как он просил. Парень неловко поймал мяч – тот ударил ему в грудь – и кресло по инерции покатилось назад. Спинка кресла ударилась в стол с химикатами, раздался легкий перезвон стекла, голова парня запрокинулась. Все это время Стэнли громко хохотал.
- Есть контакт!
Я надел обувь и был готов принять пас назад.
- Пасуй!
В ответ он громко, почти истерично рассмеялся, и я понял, что этот смех может означать только одно: «хрен тебе!». Стэн подкатил в штрафную зону и толчком выбросил мяч в сторону кольца. Тот прошел прямо в сетку с легким шуршанием и без особого труда.
- Ха-ха-ха! Старик, ты спас мне жизнь!
Бог его знает, какими деньгами ворочал Стэнли Уосли в этом законспирированном месте, ведя затворнический образ жизни, но то, что он был еще ребенком, не смотря на свои 26 лет, представлялось мне весьма очевидным. Этот беспомощный человек мог получить доступ к любому компьютеру, подключенному к Интернету, мог подделать любой документ или печать, изготовить любое химическое вещество или собрать мудреную электронную схему, и в то же время радовался как ребенок, кидая баскетбольный мяч в корзину. С другой стороны – те, кто не способен на подобные махинации, тоже бросают мячи в кольца. Разница лишь в том, что Стэнли преуспел и в этом деле. Инвалид обошел нас всех.
Стэн подъехал к принтеру, достал из ящика стола «болванку» паспорта и, вклеив туда мое новое фото, спросил:
- Какое хотите себе имя?
Я бросил мяч в корзину, но не попал даже по щиту. Мяч просто не долетел.
- Как на счет Рауль Дьюк*? – спросил я.
- Вы шутите? С этим именем в Вегас носа не сунуть. Да и в других местах это имя у копов на устах. Вас загребут при первом же досмотре. Как ваш адвокат, я советую вам искать Американскую Мечту под другим именем.
Теперь пришла моя очередь смеяться. Кажется, Стэнли тоже читал эту книгу.
- Хорошо. Может тогда Бен Браун?
- Бен Браун, - повторил Стэнли, словно пробуя имя на вкус. – Уже лучше. С таким именем на вас вообще внимания обращать не будут. – Он хохотнул.
Я оставил мяч в покое и подошел к столу, за которым сидел Стэнли. У шкафа с реактивами на стене висели вырезки из газет. Я прочитал несколько из них.
«ТАИНСТВЕННОЕ ИСЧЕЗНОВЕНИЕ ОФИЦЕРОВ ПОЛИЦИИ»
Другой гласил:
«ПОИСКИ СЛУГ ЗАКОНА ЗАШЛИ В ТУПИК»
«АКТЫ ВАНДАЛИЗМА НА ШВЕЙНОЙ ФАБРИКЕ»
Совсем свежая заметка гласила:
«МЕСТНАЯ ШВЕЙНАЯ ФАБРИКА ЗАКРЫТА НА НЕОПРЕДЕЛЕННЫЙ СРОК»
- Я пропишу вас в Сиэтле. Устроит? – и, не дожидаясь ответа, продолжил: - В Сиэтле у меня есть связи и нужные контакты. Если вдруг там окажитесь, дайте мне знать. Я распоряжусь, чтобы вас встретили по-королевски.
- Это ни к чему.
Стэнли отпечатал нужную информацию в какой-то программе, предварительно сверившись с паспортной базой данных, всунул «болванку» паспорта в специальный принтер, по типу тех, что используют в банках, и отправил на печать. В этот момент на одном из черно-белых экранов появились изображения двух патрульных. Они остановились у двери в переулке. Один из них позвонил в звонок.
- Полиция? – с удивлением в голосе спросил я, хоть и видел все сам.
Парень не ответил. Его лицо вдруг стало очень серьезным, детскую веселость как ветром сдуло. Он щелкнул каким-то тумблером, поднес ко рту микрофон и сильно искаженным голосом произнес:
- Кто там?
- Полиция, откройте дверь, мы войдем!
Стэнли отключил микрофон и изумленно взглянул на меня.
- «Откройте дверь, мы войдем», - повторил он. – Вы когда-нибудь слышали что-нибудь более невразумительное?
Я кивнул.
Стэн вновь включил микрофон.
- Боюсь, вы ошиблись дверью, господа.
- Послушай ты, инвалид-калека, или ты нас впускаешь, и мы все улаживаем полюбовно или мы звоним в участок, и ты отправляешься в клетку до конца своих никчемных дней.
Стен отключил микрофон.
- Взять на заметку, - произнес он, - не помогать нелегалам.
- Думаешь, Хуан? – спросил я.
- Таких как Хуан у меня человек десять. И все они выглядят, как вы сказали, «напряженно». Если уж вы смогли раскусить Хуана, то копам это вообще не составило труда. Стоит слегка надавить, пообещать не высылать из страны, и он тут же раскалывается, как грецкий орех.
Стэн вновь включил связь.
- Хорошо, офицеры, проходите. Воспользуйтесь лифтом.
Копы на экране переглянулись и вошли. Дверь захлопнулась.

4

Не обнаружив в лифте кнопок, патрульные занервничали.
- Здесь нет кнопок! Как эта штука работает?
Стэнли расслабленно откинулся в кресле, ноги безвольно повисли в воздухе, как у человека сидящего на краю пропасти. Микрофон он держал в правой руке.
- Не стоит из-за этого беспокоиться, офицеры. Я сделаю все за вас.
Парень нажал на кнопку, встроенную в какой-то пульт в виде клавиатуры, который выдвигался из-под крышки стола, и лифт начал движение наверх. Не доехав пару метров до нашего этажа, лифт остановился.
- Почему мы остановились? – спросил один из копов. – Выпусти нас.
- Настало время обговорить детали нашей сделки. Вы не против? – Стенли Уосли был само спокойствие. Более того, на его лице вновь появилась улыбка, которую я видел, когда первый раз поднялся сюда. Улыбка человека, который знает все.
Копы заговорили и их голоса звучали неуверенно. Глупо ставить условия, будучи запертым в клетку. Но они старались, и я подумал, что наглости этим двум не занимать.
- Мы знаем, чем ты тут занимаешься. У нас есть свидетель, который очень подробно все описал, - сказал коп и, помедлив, продолжил: - Мы хотим половину.
- Чего половину? – спросил Стэнли, указав мне на мяч, как бы говоря: «Иди пока, поиграй». Я отрицательно покачал головой. Стэн улыбнулся.
- Заплати нам два миллиона и мы уйдем.
- Откуда мне знать, что вы последние копы, с которыми мне приходится иметь дело?
- Нас это не касается. Получив деньги, мы уйдем из полиции и осядем где-нибудь в тепленьком местечке. О нас ты больше не услышишь. Что скажешь?
Пока один из них говорил, задрав голову к потолку, другой осматривал лифт. Искал выход.
- О том, что мы здесь пока никто не знает. Сделай добро и ты спасешь жизнь не только себе, но и своему другу-нелегалу, который, видит Бог, не хочет покидать эту страну, - сказал второй не найдя в стенах лифта хотя бы намека на кнопку.
- Знаете, кого вы мне напоминаете? – спросил Стэнли. - Двух грязных крыс, накрытых ведром.
- Боже, - прошептал один.
- Ты не можешь держать нас здесь вечно! Сделай, как я говорю, и я не стану вызывать подмогу. – Коп достал с пояса рацию.
- Значит, вы хотите осесть в каком-нибудь тепленьком местечке? – спросил мой новый друг.
Копы переглянулись и пожали плечами:
- Ну да.
- Что ж, - сказал Стэнли, - есть у меня одно местечко, которое вам вполне подойдет. Тепленькое и вдали от человеческих глаз.
Я сразу вспомнил про щель в полу лифта.
- Когда вы осматривали лифт, вы не могли не обратить внимание на странную щель в полу, не так ли?
- Что за черт! Вызывай подмогу!
Послышался треск рации.
- Прощайте, офицеры. Счастливого пути! - сказал Стэнли и нажал на красную кнопку на своей, вне всякого сомнения, чудесной клавиатуре. Пол лифта мгновенно раздвинулся, и двое патрульных исчезли во мраке шахты. Голоса быстро стихли.
- Бляди! – выругался парень в кресле. – Уже третий патруль за месяц!
Он достал из принтера паспорт с напечатанными данными, поставил вместо меня подпись и заклеил страницу специальной пленкой.
- Готово, - сказал он и протянул мне мой новый паспорт. Удостоверение личности на имя Бена Брауна.
На лице Стэнли вновь появились нотки веселости.
- Теперь можете искать Американскую Мечту, не опасаясь, что вас за это загребут! – Он вновь рассмеялся. – О деньгах не волнуйтесь – это подарок.
Он посмотрел на черно-белое изображение кабины лифта, потом на меня:
- Вам лучше воспользоваться запасным выходом.
Я охотно согласился.
Стэн крутанул колеса и поехал в сторону баскетбольного щита. В правом углу стены, на которой висел щит, находилась железная дверь. Стэнли нажал на кнопку рядом с дверным косяком, и та плавно отъехала влево, открыв проход на улицу. Это был выход к пожарной лестнице.
- Что ж, - сказал я, - ты славный парень, Стэнли. Было приятно с тобой познакомиться.
- Еще встретимся.
Я шагнул за порог и оказался на металлической платформе, на высоте пятого этажа. На улице по-прежнему шел дождь. Свинцовое небо было плотно затянуто дождевыми облаками.
- Да, кстати, - вдруг сказал он, – подпишите? – Он запустил руку себе за спину и из кармана, пришитого к спинке своего кресла, достал экземпляр «Плюшевого бестселлера» в мягкой обложке. Протянул мне с улыбкой на лице.
- Конечно.
На обложке был изображен плюшевый медведь Руперт, облокотившийся о стену. На нем были черные солнцезащитные очки, большая шляпа с волнистыми краями и желтое платье, скрывающее его гениталии. В левой лапе он держал большой кухонный нож, кончиком лезвия касаясь полей шляпы. Словно некий джентльмен, салютирующий рукой на прощание. Так он выглядел в моем романе, когда я видел его в последний раз. Хорошая обложка. Спасибо издательству «Рэйнбоу».
Я открыл начальную страницу, и оттуда выпала газетная вырезка. Сделав резкий пируэт в воздухе, она упала парню на колени. Я прочитал:
«ШЕРИФ ЗАЯВЛЯЕТ: НЕТ НИКАКИХ СОМНЕНИЙ В ТОМ, ЧТО ВИНОВНЫЙ В ЭТИХ ПРЕСТУПЛЕНИЯХ БУДЕТ ЗАДЕРЖАН В БЛИЖАЙШИЕ 24 ЧАСА».
Заметка была недельной давности.
Я достал из внутреннего кармана куртки ручку и написал:
«Стэнли Уосли. Держи хвост пистолетом, ты славный парень. Спасибо за паспорт».
И подпись:
«Твой друг – Майк Фултон».
Я протянул ему книгу. Стэнли полюбовался моими каракулями и бережно спрятал ее обратно в карман кресла.
- И возьмите это, - сказал он, протягивая мне желтый конверт.
- Что это?
- Кое-что для вас от нашего общего друга.
- У нас есть общий друг? – удивился я.
- Есть, будьте уверены.
Стэнли Уосли одарил меня фирменной улыбкой, блеснув своими идеальными зубами.
На конверте не было ни единой надписи. Я сунул его в карман и решил, что выясню об этом «общем друге» чуть позже. А пока мне нужно было идти.
- Счастливо, Стэн. – Я пожал ему руку.
- Удачи, Майк.
Дверь захлопнулась, и лестница стала автоматически раскладываться, опускаясь к земле. Я спустился и побрел по переулку, цепляя ногами мусор.

Комментарии

АвторКомментарий
Buddy Fulton
2006-12-11 23:15:05
На главной странице сайта написано, что у рассказа 2 комментария. На самом деле их вообще нет. Или они были жестоко удалены редактором? или сайт как всегда глючит?
Gambler
2006-12-12 02:32:10
Это спамбот комментировал.
Buddy Fulton
2006-12-13 20:33:52
Ха-ха! практически анекдот получился.
Ну и как, ему понравился рассказ?:)))
Gambler
2006-12-15 02:15:45
Ему много рассказов понравилось. И стихов. И статей.
Уксус
2006-12-16 01:34:10
Хорошо, мне понравилось. Хотя есть пара приевшихся штампов... И ещё интересно - рассказ самостоятельный, или является частью какой-либо серии?
Asstet
2007-01-02 14:32:54
"Такие квартиры обычно снимают творческие люди - художники, да начинающие порнорежиссеры"
"Среди всего этого добра одиноко белел унитаз."
Повеселили две фразы.
Легко читается.
Судя по конверту, жду продолжения.
Akven
2007-01-10 08:05:33

Комментарий редактора

Читается на одном дыхании, без остановок и перерывов. Не успеешь оглянуться, а уже весь рассказ позади. Всё очень красиво и верно, чётко и на местах, похоже на зарисовку, маленькую главу из большой книги или серии зарисовок с общим сюжетом и пересекающимися героями.
Только как самостоятельный отрывок несколько не хватает обрисованности, смысла и общего, висящего сверху над действиями, сюжета.
Отсылки и намёки на прошлые рассказы, сам автор и многое-многое порадовали. Держишь марку, старик :)
Buddy Fulton
2007-01-15 22:44:15
Блин, а я думал, что людям сказать нечего, а оно во как.
Да, это часть одной большой истории у которой есть начало ("Плюшевый бестселлер", который в свое время был жестоко зацензурен), но у которой нет конца. Есть еще главы, но я страшный лентяй и дописать никак не могу. Но Руперт жив! Возможно, мы о нем еще услышим:))
Akven
2007-01-16 03:10:01
Есть что сказать, времени нет чтобы это выразить:)