Статьи > Заметки
Asstet, Scar / 2005.02.16

Записки миротворцев

Пока мы тут с Вами отдыхаем перед экранами мониторов, вкушаем чаи и кофеи, наслаждаемся компанией прекрасных особей слабого пола, на просторах игры Joint Operation проходят нешуточные бои. Команды разных национальностей кромсают друг дружку в капустку до вожделенно-победного конца, используя при этом разнообразные тактики и хитрости. Бьют не щадя сил, да и настолько увлечены своим черным делом, что оторвать их от игрового процесса временами оказывается не под силу даже такому искушенному в своем деле профессионалу, коим являюсь я. Впрочем, для нашей когорты всепролазных журналистов нет ничего невозможного в этом мелочевном мире, потому, всучив ручку, бумагу и научив подопытных писать по-русски, двум из них было дано задание рассказать о своих приключениях в этой онлайновой игре. Вышло довольно неординарно — наши солдаты оказались как никогда разговорчивыми и поведали об удачах и оплошностях, светлых и темных пятнах своей будней жизни.


Игра: Joint Operation: Typhoon Rising / Миротворцы: Операция Тайфун
Разработчик: NovaLogic
Локализация: Snowball Interactive
Издатель: 1C
Жанр: Online combatsim
Похожа: Battlefield 1942, Delta Force: Black Hawk Down, Operation Flashpoint: Cold War Crisis
Multiplayer: LAN, Internet
Требует: Pentium3 1, 2ГГц, ОЗУ 256Мб, 64Мб 3D.


Записки миротворца (из самого центра тайфуна)

Жил-был на свете я — Вася Зайцев. Долго ли, коротко ли жил — не важно. А важно то, что произошел у меня переворот в сознании. Как это, спросите вы, в психушку что ли загремел? Ну уж нет — отвечу я. И начну свое повествование.

Помню я, други, были в моей жизни моменты, когда одному взмаху моей руки подчинялись железные армады. Будь то танки или закованные в броню рыцари. И сотрясалась земля, и сдавались крепости, и с лица земли стирались целые народы. А еще я помню, был в моей жизни и такой период, когда здоровенным быком варваром я с молодецким гиканьем врубался в полчища нечисти: кружились в диком танце два топора и бежали те полчища куда подальше. А кто не убежал — тот сам виноват. Так бы и дальше махал руками да слонялся по окрестностям проблемных поселков, за гроши подряжаясь истреблять ни в чем не повинных чудовищ. Если бы не тот самый пресловутый переворот в мозгах.

Ведь раньше я как сражался? В одиночку. И не знал я, что такое дружеская помощь в бою и чувство локтя. А вот ведь сложилось же — узнал.

Как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло: накалилась международная обстановка и разразился в Индонезии военный конфликт. Силы на локализацию конфликта были направлены немалые — целых семь стран приняло участие. Тем не менее, военное столкновение стихать не собиралось, а наоборот разрасталось, постепенно превращаясь во взаправдашнюю войну.

Среди миротворцев засветились и русские.

А где появились русские, жди Ваню Зайцева — это типа мое неписанное правило.

На призывном пункте мне предложили на выбор: стать автоматчиком, инженером, медиком, пулеметчиком или снайпером. Имя обязывало — вот так я и стал снайпером.

Автоматчиком и пулеметчиком лезть на рожон как-то неинтересно. Это пусть те, кто «стрейфиться», да «рокетджампиться» умеют — ветераны ярко-красочных футуристичных аренных боев. Инженером быть, конечно, неплохо — вертолеты можно сбивать из «стингера» или из миномета бить по площадям. Но как-то так, параллельно. Не моё. А медиком и подавно — весь из себя легковооруженный, чтоб быстро бегать, носишься по позиции и изображаешь бегущего кабана. Мимо это всё. Мимо.

Зато снайпером — и престижно и интересно. Снайпер — это как повзрослевший солдат: обдуманность поступков, неторопливость в действиях и, как ни крути, одиночество. Можно полкарты на пузе проползти ради одного красивого выстрела, ради победы в снайперской дуэли.

Ведь автоматчик воюет как? Заметил движение и ну давай шмалять туда рожок за рожком, авось какой-нибудь шальной пулей да зацепит супостата.

Снайпер же пули кладет продуманно, с чувством, с толком, с расстановкой и с обязательной поправкой на расстояние. Один выстрел — один труп. Промахнулся с первого выстрела, всё, считай либо тебя засекли, либо ты мишень спугнул. А она, ну мишень, не дура — сразу же брык на землю и бочком, бочком в кусты. Подальше с линии огня.

Так что, как ни крути, а профессия снайпера в чем-то сродни розыгрышу партии на бильярде. Но не просто партия в бильярд, а так, чтоб проигрыш карался смертью. Например, бильярд, где вместо шаров катаются бомбочки. Славненькие такие, кругленькие, но смертельно опасные.

Обдумав все это конкретно и разложив по полочкам, выбрал я для себя именно эту профессию — снайпера — интересно, очень весело и где-то даже престижно.


Хроника одного боя (глазами снайпера)

Бой начинался как обычно: материализовавшись из воздуха все плюхнулись на землю и разбежались в разные стороны аки тараканы. Рванул было и я. Но нет. Стоп. Врешь. Я же теперь снайпер, продуманный и неторопливый, не к лицу мне теперь носиться сломя голову. Ну-ка, прикинем по карте вероятные пути приближения вражеских лазутчиков к святая-святых базы — точке респауна. Ну, точно, вот эта горка как раз будет у них на пути. Не беда, что это совсем в противоположную сторону от стрелки наступления нашей группы. Это пусть солдаты подчиняются коллективному мышлению и всеобщему инстинкту, а у нас, у снайперов, своя голова на плечах есть. Вот теперь можно и рысцой припустить, чтоб значится на горочку первым забраться, найти оптимальное место для засады и залечь.

Задумано — сделано, это у всех Зайцевых так. Лежать, кстати, пришлось недолго: из дальнего леска выбежали две смешно подпрыгивающие фигурки. Тэк-с, как учили, вдох-выдох и, в промежутке между биеньями сердца, не забыв взять поправку на расстояние и опережение, жмем курок. Щелк — интересно наблюдать, как проходит некоторое время между выстрелом и моментом, когда далекая скачущая фигурка в последний раз особенно задорно подпрыгнет и завалится в неудобной и нелепой позе на землю. Если в неудобной — значит уже точно труп. Но есть еще и второй — вон, заметался как заяц. Вот, что значит с одного раза мишень выбить — никто и не заметил, с какой стороны был произведен выстрел. Нет уж братец, как ты не виляй, но чтоб осмотреться и разобраться в ситуации, ты обязательно остановишься, присядешь, вот тогда я тебя и достану. Собственно, ничего неожиданного, попрыгав и так и сяк, вот как мы умеем — и бочком и задом, зайчишка присел у дерева. Он то, конечно, считает, что следы запутал и что из-за дерева его не видно. Ну-ну, берем поправку на расстояние и между вдохом и выдохом щелчок в голову. Адью.

К сожалению снайпер, при всей своей выигрышности, очень уязвим — ни тебе гранатомета, чтоб от бронированных врагов отбрехаться, ни стрельбы очередями. Пока одиночными лупишь да перезаряжаешься, мишень, как правило, из прицела выскакивает и сослепу в подозрительное место очередями начинает садить. Бывает, что и попадает. Значительно хуже, когда дистанция небольшая, а ты промахнулся. Тогда всё, пиши пропало. Твоя мишень к тебе семимильными шагами как лось поскачет, и горе тебе, если ты к оптическому прицелу прильнул. Чтоб отольнуть, выцелить бегуна да еще и пристрелить, бывает, что времени уже и не хватает.

А в этот раз получилось еще гаже: сижу себе на пригорке у леса, врагов выцеливаю. И надо же, один из них сзади подобрался. Хорошо хоть, увидев меня, начал пулять в мою сторону. Видать, не ожидал здесь со мной встретиться, напугался до икоты. Не сказать, конечно, что совсем мимо стрелял — полжизни всё же отнял, но времени как раз хватило развернуться и из снайперской винтовки, не прибегая к услугам оптического прицела, две пули хулигану в грудь засандалить. Сдох курилка. Не ожидал повстанец от меня такой прыти. Вот он, должно быть, удивился перед смертью — снайпер в ближнем бою приложил автоматчика.

Полжизни — это по нынешним меркам маловато, нужно пойти, доктора отыскать, пусть порошком поделится. Но тут, как назло, подъехал бандитский броневичок и расстрелял меня в упор.

После следующего респауна на базе сел в проезжающий мимо джип — встал за пулемет и без приключений доехал до «горячей» точки. Вокруг бункера царило спокойствие, но ощущение угрозы буквально наполняло атмосферу. Нет, снайперу в преддверии вражеской атаки совсем негоже сидеть за пулеметом в самой гуще будущего сражения. У снайпера, знаете ли, жизнь коротенькая, но по копеечке он ее подобно другим солдафонам разменивать не будет. Отдаст только в обмен на пару-тройку вражеских. Следовательно, на все это безобразие лучше наблюдать со стороны. Желательно с возвышенности. Ладненько, раз так, побежали на горку, а мысль додумаем уже по дороге.

Найдя подходящее для засады местечко, впервые подумал, что нужно себя обезопасить с тыла, установив на подходах пару противопехотных мин. А то, знаете ли, очень неприятно, когда, прильнув к окуляру снайперки, внезапно обнаруживаешь себя зарезанным подкравшимся сзади душегубом.

Как и ожидалось, блокпост подвергся массированному штурму: два БТР, до верху набитые автоматчиками и гранатометчиками, на полной скорости подлетели и заняли пару стратегически важных точек, чтоб с отхваченных позиций простреливать всё вокруг. Повстанцы высыпали из машин как горох и разбежались по укрытиям. Нет, вы только не подумайте, что я один был таким героическим. Огонь по повстанцам велся из всех щелей, и большинство атакующих ткнулось в землю носом, так и не добежав до укрытия. А я то, как раз и не стрелял: с небольшого расстояния попасть из снайперки по бегущей мишени — дело не из легких. Только раньше времени откроешь свое местонахождение для БТР. Лучше подождем.

Вот один из высадившихся забежал за здание и присел, доставая гранатомет — наивный, он думал, что его никто не видит. Пара выстрелов убедительно доказала ему, что он ошибался. Второй из уцелевших повстанцев на карачках убег за какой-то барак и там пришипился. Славненько, остались одни БТР-ы, против брони которых моя винтовка что водный пистолетик. Так, ещё не стоит забывать про убежавшего за барак, черт его знает, что он там сидит и какие несомненно подлые планы вынашивает.

А вот и он — лёгок на помине. Потихоньку, медленно, на карачках выползает из-за барака и уже в кого-то целится, гаденыш. Вот это уже фигушки. Никого тебе застрелить не удастся: ловлю его в перекрестье прицела, спуск — выстрел и вдогонку еще один. Контрольный значится. Но как видно, контрольный был совсем даже и не нужен — повстанец скопытился от попадания в голову с первого выстрела. Знай наших.

И каково же было мое удивление, когда за спиной раздался взрыв. Резко обернувшись, успеваю заметить раскоряченную черную фигуру, заваливающуюся набок в полной тишине. Могу поспорить, что его удивление не идет ни в какое сравнение с моим. Не подвела, значит, теория — если ты снайпер-одиночка, не забывай самолично прикрывать свою жопу. За неимением автоматчика — второго номера (дураков нет, сидеть в засаде и прикрывать мою спину) прикройся хотя бы минами.

Пойду, полюбуюсь, кто там в ловушку попался. Ха, баба. Может я, конечно, и ошибаюсь, но выглядит точно как баба. Шахидка какая-то: вся в черном и морда наполовину замотана. Только глаза торчат из маски. Таких я здесь еще не видел, патч что ли поработал? Что-то новенькое, какие-то ниндзя здесь развелись? И ведь наверняка с ножом сей фрукт ко мне подбирался. Чтоб очков побольше заработать. За собственноручное препарирование бедняги снайпера можно и на верхушку рейтинга взлететь. Опять же, самомнение повысится — я такой крутой диверсант, хожу с ножом и всех режу. И еще так вокруг станцует, Чтоб значит я, уже не опасный, но пока ещё способный видеть, на героя полюбовался. Нет, мне на тебя, шахидка, наплевать. Кстати, долго она ещё там лежала, — сзади, видать, очередь на оживление длинновата была.

Победили в тот вечер, кстати, мы. Я был, впрочем, как всегда, аккурат в середине рейтинговой таблицы. Эх, а тут, говорят, ещё и награды дают и к званию представляют внеочередному. Да в конце-концов принял бы меня хоть кто-нибудь в свою дикую дивизию. Я денег за работу не беру, мне бы поснайперить немного, да так, чтоб надежный товарищ спину прикрывал. У них в организациях знаете дисциплина какая? Скажут сидеть прикрывать, забудет про призовые очки, и будет сидеть. Вот так.

Ладно, пойду документы подам на какой-нибудь вербовочный пункт. Всё, пора вольному охотнику Ване Зайцеву и честь знать, будущее за организованностью и дисциплиной. И если я хочу себя в этом будущем наблюдать — придется подстраиваться.


Исповедь пулеминометчика.

Эх, хлопцы! Знали бы вы, какая сложная эта штука — война. Порой действия команды солдат зависят от решения одного дурака, который только и пытается, что портить и портить всё! Абсолютно всё! И тем самым он действует на хрупкие нервы остальных! Так, надо спокойнее… Спокойнее…

В общем, я — Семён Самопальный, рядовой пехотинец, а впоследствии минометчик небольшой, но очень дружной армии Joint Operations. Можно долго рассуждать на тему того, что меня привело сюда — глупость, молодость или и то, и другое. Однако, одно я знаю точно — быть тем, кто я есть, не захочет никто. Почему? Очень просто.

Все всегда и везде, постоянно и беспрерывно, специально и не очень только и делают, что меня подставляют. Где бы я ни был, с кем бы ни играл, другие только и норовят это сделать. А итог всегда один и тот же — я один из последних в итоговых списках солдат. Мое имя подобно ершу протирает нижнюю часть общего отстойника, несмотря на мои неплохие склонности к стрельбе. Ну да ладно, мне не впервой.

Так вот, по первости и молодости я, появившись на карте на каком-то шпрехеровском сервере, начал бегать и стрелять, как грится, on sight. После парочки неудачных случаев убийства камрадов пришлось пересмотреть свою политику. Обратил внимание, что на карте отображаются только мои союзники, а остальных можно спокойно умерщвлять. Если, конечно, на подступах не снимет какой-нибудь подлый снайпер вроде этого Васи Зайцева. Засядет где-нибудь там, куда я намереваюсь бежать, или на пути к этому месту — и всё. Пиши — пропало, этот путь закрыт, и никто живым не пройдет. Придётся искать второго снайпера — клин, как водится клином, а лом, соответственно, ломом — или с вертолета обстреливать товарища, превращая в отдельные, ничем не похожие друг на дружку, кусочки. Последнее более вероятно ибо передвигаются летунчики быстро, убивают еще быстрее, а высаживают десант так и вовсе в мановение ока. Хотя отмечу, что с высадкой у некоторых остолопов-водителей, тех самых «портящих всё дураков», проблемы. Причем из-за их координации. Вспоминаются первые разы, когда я с энтузиазмом голодного на крольчих кролика устремился в весьма отдаленную от места респавна точку. Пешком. Бежал я, бежал, а тут сверху пролетала добрая душа, боевой, так сказать, ангел с пропеллером. Ну, он снизился, гостеприимно предлагая сесть. Я, ничуть не замешкавшись, забрался и самодовольно стал наблюдать, как мы в считанные секунды минуем леса и речки, поля и горы, по которым мне предстояло добрых минут десять пробираться. Захотелось обнять своего боевого товарища и запеть песню про первичность самолетов и вторичность девушек. Но я не решился.

Вскоре, долетев до заветной точки, он немного снизился, дав мне возможность выпрыгнуть из вертолета, но летунчик не сел, чтобы не терять время. Послушный я, выпрыгнул. И умер. Плохо. Оказывается, напарничек недостаточно низко спустился, чтобы можно было безболезненно приземлиться, тем самым не навредив себе. Новичок попался, не иначе. Впрочем, как и я. Тем не менее, я был зол, а вертолетчик, намотав, как я надеялся, на свой ус, улетел, успев буркнуть «Sorry». Ну да ладно, бывает. Появился я заново быстро довольно-таки. И гляжу, летит еще один вертолет. «Айда, — думаю, — прокачусь еще разок. Этот раз наверняка будет удачным. Да и может это вовсе не тот фриц-недотепа» Стоит ли повторять те же приукрашенные подробности, приведшие к моей повторной гибели при выпрыгивании из вертолета недостаточно опустившегося? Наверное, нет. Отмечу только маленькое отличие от предыдущего раза — немецкий фурункул даже не удосужился извиниться. Не успел я подумать «Ну да ничего, теперь доберусь до неприятеля на лодке», как игра окончилась нашей победой и очередной отметкой о моих наклонностях вездесущего ёршика.

Далее было — я пришел на поле боя банкиров или служителей белого креста на красном фоне. И вновь, как и немцы, что эти швейцарцы лялякали между собой нельзя было никак разобрать в силу их полнейшей отчужденности от минимальных знаний английского языка. Тем не менее, им не надо было меня понимать, так как и так взаимодействовали банкиры и без моего участия очень неплохо. Пехота дружно садилась в лодки, на которых можно было добраться до острова противника, вертолетчики прочесывали нашу часть суши и, при появлении просящей о транспорте точки на карте, незамедлительно снижались, дабы подобрать попутчика. Мигом отвезя на место, они возвращались обратно к прочесыванию. В общем, налицо командная игра, по крайней мере, хоть немного отработанная.

Стоит ли упоминать, что и в ней мне нашлось место? Наверное, не стоит. Но я расскажу. Хорошо хоть меня не скидывали с вертолета, не пытались игнорировать и что-нибудь еще в этом духе.

Для начала я стал замечать излишне дружелюбное ко мне отношение со стороны братьев по оружию. Лодки не отплывали, пока не садился в них я, никто не высаживался пока этого, опять же, не делал я. При этом моя персона стала чересчур быстро погибать. Дохла постоянно первой от буквально первого залпа или точечного снайперского выстрела. А уже потом шел бой основных сил. Короче говоря, после трех таких убийств стало ясно — мои компаньоны-рыбаки просто закидывали приманку-меня в прудик, вражескую территорию, с целью установления местоположения противника. И, после первых сигналов со стороны врага, группировались как следует и уже действовали. Довольно эффективно, стоит отметить, ибо после моего появления наша команда захватила несколько стратегических точек и продолжала упорно наседать. Как бы то ни было, эта участь мне оказалась не то, чтобы не по душе, а с-о-в-с-е-м не по душе. Плевать на командные действия, я слишком горд, чтобы терпеть подобное наплевательское отношение со стороны камрадов и неуважение со стороны противника! Ну, я и дал волю рукам — переквалифицировался в…


Большое з.ы.

…минометчика! Вот где я уж вдоволь отыгрался на солдатах как противника, так и своих новоиспеченных швейцарских друзьях. Но о вредительстве и небольших по количеству посевах хаоса в рядах дружественной армии чуть позже.

Сменив профессию, я перестал первым высаживаться из корабля и, соответственно, первым же терять свою душу. Потому что таково мое предназначение как минометчика — стрелять с безопасной дистанции по указанным друзьями точкам. Отметил кто-то из шустрых разведчиков с помощью прибора местоположение врага, я достаю свой карательный предмет, заряжаю и с изрядной долей самореспекта даю волю снаряду. Проходит секунд двадцать, прежде чем земля в указанной точке взмоет вверх после шумного пикирования бомбочки и порвет никчемные тела неугодных мне. Вот оно — раздолье!

Возможно, часовщики-камрады просто не знали эту профессию, а, может, и просто не использовали её, короче говоря, я оказался одним хлопцем в команде данного профиля, потому меня на этот раз стали уважать всерьёз. Не берусь судить, стало ли пользы от меня больше, но то, что ценить себя я заставил — факт. Особенно отыгрался я в те часы на снайперах. Прям пятки щекотало от мысли, как на головы ничего не подозревающим работникам у окулятора приземляется снаряд. Хотя, конечно, он предупреждает их незадолго до этого о своем приближении характерным воем, но разве разберешь по нему, куда железяке придет в голову приземлиться? Вот и я говорю: хороший снайпер — мертвый снайпер. Привет тебе, Вася Зайцев!

Напулявшись вдоволь, я стал немного безалаберным, что и повлекло мою скорую ретировку со здешнего поля боя. Дело было так. Как всегда мы, только-только отреспавненные солдаты, дружно погрузились в лодку с моторчиком и, решив не ждать бегущего вдали пулеметчика (не зря все-таки я сменил призвание!), поплыли в сторону вражеского острова — последней точки, последнего их оплота. Путь проплыли незаметно и совсем непримечательно. Высадилась наша команда на песочном берегу. Я был последним и ринулся на свое излюбленное место за горкой — с глаз вражеских долой. Приготовив миномет, стал терпеливо ожидать появления целей на миникарте. Когда те успели появиться — я не помню. Видно я немного призадумался. Когда же очнулся, увидел пред очами аж три точки, которые шли поочередно и как бы протаптывали тропинку на восток вдаль от нас. Нисколько не задумавшись, я стрельнул, с небольшими перерывами тремя снарядами. Правда сделал я это не сверившись с логикой — нужно было стрелять начиная с ближайшей ко мне точки, рука же моя решила наоборот. Первым выстрелом по самой отдаленному пункту убило вражеского снайпера. Двумя последующими — четырех солдат. Дружественных. Стоит ли продолжать рассказ о наплыве несомненно ругательных фраз в мой скромный адрес? Нет, я не знаю языка клерков, но у меня нутро чует подобного рода вещи. А тут еще и смайлики с вражьей стороны посыпались как из рога изобилия. Ну и я, дабы не портит своим присутствием атмосферу в команде, быстренько вышел.

Говорил же я Вам, что порой действия команды солдат зависят от решения одного дурака, который только и пытается, что портить и портить всё! И тем самым действует на хрупкие нервы остальных.

---

Вот такие две разнящиеся по своему настроению истории, полученные горяченькими прямо из топки, в которой закаляются характеры настоящих мужчин, под названием Joint Operation. И события, описанные нашими героями, происходят в игре ежедневно, если не сказать ежечасно. Безусловно, у каждого из участников яростных схваток есть, о чем поведать. А нам есть чего Вам показать и о чем рассказать. Ждите в будущем новых исповедей от людей, населяющих разнообразные миры. До встречи.


Akven: Неплохие хроники. Возможно, не хватает немного технических деталей и общей злобности языка, но вообще сделано весьма хорошо. Что главное, интересно и познавательно. Хотя и недочёты встречаются. В основном в стилистике языка, которая сильно подогнана под личные впечатления. Впрочем, жанр обязывает.
Из личных мыслей:
- во вступлении Зайцева слишком часто употребляется слово «снайпер» и вообще какое-то излишне пристальное внимание к данной профессии.
- хроники-хрониками, но лично я предпочитаю, когда в них присутствует больше составляющих от гайда. Например, в этом отношении хороша вторая часть статьи. Но это исключительно моё личное мнение, которое может не совпадать с мнением кого бы то ни было. ;-)
- может, стоило бы больше уделить внимания тому, на чьих серверах производились кровопролитные баталии – наши, чужеземные, смешанные. Составляющий их контент, отношение со стороны людей, качество связи, изощрённость применяемой непереводимой игры слов, степень присутствия таких побочных явлений как умышленное тимкиллерство, месть собратьям по команде за возможные произошедшие несчастные случаи.

Комментарии

АвторКомментарий
Asstet
2005-02-28 09:01:31
В пустоту вещали. Стенке доказывали. Об открытии Америки рассказывали...
Gambler
2005-03-01 05:18:30
*Злорадно* Какое знакомое ощущение. Я так себя чувствую после публикации любого мало-мальски художественного или вдумчивого текста.


Если в тему, то статья интересная, но бестолковая. Бестолковая, потому что из нее абсолютно не понятно, понравилась ли вам игра, и тем более, понравится ли она мне. Что насчет реалистичности? Много ли типов оружия? И т.д. и т.п.
Gambler
2005-03-01 05:30:16
Комментарий выше - мой. А скрипты сайта рассыпаются на глазах. Не знаю, правда, от чего.
Asstet
2005-03-01 05:58:33
Я так себя чувствую после публикации любого мало-мальски художественного или вдумчивого текста.
Гы.
Обзор этой игры Скар вроде писал. А тут скорее впечатления от игры, завуалированные под интевью-рассказ. Что-то вроде эксперимента.